Alex Sniper
HIRED GUN
Пробный пост в ролевую по Mass Effect.

- Поиздеваться пришёл?
Голос, прорезавший темноту, хоть и был хриплым и угнетенным, но не утратил ясного оттенка угрозы. Вот только не было в нём прошлой силы и желания жить.
- А просто навестить друга уже нельзя? Или у людей так не принято?
Одетый в броню турианец осторожно обошел лежавшие на полу какие-то тряпки и пару кусков металла, торчавшие из растрепанного ящика. Взгляд же его был прикован к едва вырисовавшейся на фоне уличных огней неясной фигуре. Сидевший на подоконнике человек был закутан в плащ и какие-то тряпки, не позволявшие толком рассмотреть его фигуру. Стекла в окне не было, как и, впрочем, других признаков роскоши в помещении. Турианец сделал ещё шаг. В нос ударил неприятный запах недорогого спиртного. Сидевший перед ним человек даже будучи сломленным представлял собой большую опасность. Сейчас вдвойне. Нельзя было предсказать, что стукнет в голову сходящему с ума от боли и отчаяния свободному стрелку. Но турианец рискнул. Тайрус считал сидевшего в обнимку со стаканом человека если не другом, то по крайней мере братом по оружию.
- У людей… - Наёмник хрипло кашлянул и сделал сильный акцент на слову «людей» - у людей может и принято.
Тайрус покачал головой и прикоснулся к стоявшей на грязном столике основательно начатой бутылке.
- Завязывал бы ты с этим, а то и правда во что мутируешь.
Человек хрипло рассмеялся.
- Ничего, пара щупалец меня уже не испортит.
Турианец усмехнулся в ответ.
- Ты никогда не был симпатягой, боюсь, щупальца окончательно сведут твоё очарование к нулю.
Ответ был такой же хриплый смех. Тайрус позволил себе слегка расслабиться. Если его бывший напарник ещё не утратил чувства юмора, значит, надежда всё же есть.
- Зачем ты это делаешь?
- Зачем?
Человек повернул голову и пересекся взглядом с турианцем. Левый глаз наёмника ярко вспыхнул желтым. Тайрус не шелохнулся. Наёмник отвел взгляд и уставился на стакан, будто только что его заметил.
- Знаешь, что я вижу, когда закрываю глаза?
Секунда молчания.
- Огонь. Знаешь, что я чувствую, когда пытаюсь уснуть? Как раскаленное железо дробит мои кости. И знаешь, о чем я думаю, когда просыпаюсь? Хватит ли мне денег на ещё одну бутылку вот этого, чтобы забыть то, что было ночью. А знаешь о чем я мечтаю? Сломать шею тому, кто не пустил мне пулю в голову в той машине!
Голос наёмника почти сорвался на рев. Тайрус молчал. А затем произнес.
- Но ты не продал оружие.
Наёмник усмехнулся и вроде немного успокоился.
- Я не продам голову. А значит и оружие я не продам.
- А я уже начал было подозревать тебя в малодушии.
Рискованная фраза. Этот человек был не только смертельно опасным наёмником, но и весьма сильным биотиком. Но сейчас бывший брат по оружие ограничился уничтожающим взглядом. Наверное, сам не раз обдумывал подобное.
- Преврати огонь в оружие. В раскаленном металле ищи силу. Ведь до того как ты попал в аварию, эти вещи были неотъемлемой частью тебя. Неужели в тех кусках мяса, которых ты лишился, была и твоя сила воли? Или дело в твоей гордой принадлежности к расе людей? Ты действительно считаешь, что пара металлических деталей в твоей туше перестаёт делать тебя человеком?
Тайрус остановился, тяжело дыша. Эти слова давно кипели в душе турианца, и он весьма ясно понимал, что сейчас может полететь кувырком в окно. Однако человек только приоткрыл рот, и тут же закрыл. Воспользовавшись замешательством, турианец положил рядом с бутылкой информационную карточку.
- Завтра в восемь утра. Есть работа. Ты нам нужен.
Тайрус направился к выходу.
- И, пожалуйста, постарайся придти трезвым.

Омега. Подобные уголки найдутся в любом крупном городе, на любой планете. Но это были лишь уголки. А Омега, этот город, посмотренный в полом астероиде, был целым миром. Миром опасным и влекущим, неподготовленным здесь не было места.
Клуб «Загробная жизнь» был в своём роде центром этого опасного мирка. Шумная музыка, яркие неоновые цвета и огни. Танцующие, пьющие, болтающие, ждущие представители всех рас, которые только можно было встретить в изведанном космическом пространстве. Место, где законы цивилизованного космоса не действовали.
К одной из стоек подошёл высокий, даже огромный, человек. Очертания его тела скрывал тёмный плащ, накинутый на широкие плечи. В неоновом свете «Загробной жизни» его правый глаз казался почти сиреневым, левый же был прикрыт оранжевым визором.
- Мне как обычно.
Бармен-турианец кивнул и потянулся куда-то под стойку.
Человек обернулся, позади за другой стойкой выпивку подавал батарианец. Он нахмурился.
Правила Омеги нужно знать назубок – не забредай на территории чужих группировок, не суйся в тёмные подворотни, не торгуй красным песком без ведома Арии, не нападай на работников частых охранных служб… если ты человек – не бери выпивку у батарианцев. Между этими расами прочно укоренилась взаимная неприязнь, хотя многие могли с ней справиться.
Сабеллиан пока не мог отнести себя к числу примирившихся.
Внезапно кто-то хлопнул наёмника по левому плечу.
- Бастион, - и неизвестный прошёл дальше.
Но Рейд знал это приветствие. Взяв в руку стаканчик с голубоватой жидкостью, он ответил, не сомневаясь, что его услышат.
- Тайрус.
Тайрус Гессариан, турианский наёмник. И старый напарник Бастиона. Он тоже давно обосновался на Омеге. Как и Сабеллиан, Тайрус знал все уголки этого неприветливого места. Но для таких как Рейд и Гессариан это был словно родной дом.
«Нет, не верно». Бастион развернулся и посмотрел вверх.
«Вся галактика, всё её уголки, без исключения – вот мой дом».
От высокоморальных размышлений наёмника отвлек хриплый голос из того конца бара, куда направился Тайрус. Гессариан сидел со своей нынешней командой, состоящей из ещё одного турианца, двух саларианцев и батарианца. Голос принадлежал последнему.
- Поверить не могу, что ты раньше возился в компании этих мягкотелых…
Левая рука Бастиона сжалась, гидравлика натужно сдавливала металлические сегменты, повинуясь нервным импульсам человеческого мозга. Рейд весьма живо представлял как его пальцы сдавливают четырёхглазую отвратительную голову надменного идиота.
Взгляд Сабеллиана встретился с ясными зелеными глазами Тайруса. Турианец клыкасто усмехнулся. Наверное, его сознание рисовало примерно ту же самую картину.
Люди ступили на путь освоения галактики совсем недавно, но их нельзя было недооценивать. Они отличались одной интересной особенностью – умением адаптироваться и приспосабливаться к любым условиям. Везде могли найти себя. Тайрус убедился в этом на собственном опыте. Положительном опыте. А Бастион на не менее положительном опыте убедился, что не ко всем расам галактики стоило относиться излишне предвзято. Те же турианцы умели ценить стремление к битве и отвагу.
Сабеллиан поставил на стойку пустой стакан, кивнул бывшему напарнику и направился к выходу из бара. Точнее, к ещё более тёмным уголкам Омеги – рынкам. По пути наёмник на несколько мгновений задержался около танцующей азари. Инопланетная девушка шаловливо покачала плечами и сделала изящный оборот. Сабеллиан подмигнул в ответ. Жизнь полна ярких и приятных моментов. Или не очень.
- Я уз-знаю тебя, человечишка.
Двери клуба закрылись за спиной наёмника.
- Ты командов-вал, я помню.
Ворка. Подкрался с левой, искалеченной стороны Бастиона. Но только наивные считали, что нападение слева даст больше шансов на победу. И к таким фокусам Бастион привык. Наёмник остановился, ворка стоял в четырех шагах, держа в руках пистолет, на удивление напоминая Сабеллиану шимпанзе с кисточкой для рисования.
Да, да, его последняя миссия. Небольшой такой, но убедительный саботаж конвоя Стаи. Рейд не принадлежал ни к одной из группировок, а чтобы раскопать нанимателя у кроганов и ворка, видать, было маловато содержимого черепной коробки. Так пусть будет наказан хоть исполнитель.
Бастион усмехнулся.
- Радовался бы, что ушёл оттуда живым. Так нет же…
Ворка не успел отреагировать. Механическая рука Сабеллиана двигалась стремительно. Хороший или опытный боец понял бы намерения наёмника и, вполне возможно, увернулся бы с линии первого выстрела, но этот ворка, похоже, так и не понял, что его убило.
Бастион выхватил из-под плаща массивный дробовик, в воздухе стремительно блеснуло серебро корпуса, и в тот же момент прогремел выстрел. Добрая горсть металлический клиньев прошила воздух.
Ворка славились своей регенерацией, но разорванную в клочья голову не восстановил ещё не один. Напавший на Рейда вроде не собирался становиться исключением.
- Амёба с ножками.
Где-то из-за углов высунулось пару любопытных голов, но тут же все снова занялись своими делами. Омега была жестоким местом.
Свобода была жестокой.

@темы: mass effect, бред одного наёмника